Перейти к содержимому


ГРУ против Абвера


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Гость_ManagerSite_*

Гость_ManagerSite_*
  • Гости

Отправлено 22 Февраль 2015 - 14:20

Операции армейской разведки в годы войны

Прикрепленный файл  113015.jpg   112,74К   0 Количество загрузок:

 

16 февраля 1942 года, сразу же после завершения битвы за Москву, Разведуправление Генштаба РККА было преобразовано в ГРУ СССР. Под общее управление перешли все разведподразделения штабов фронтов.
Фашистская орда
Катастрофа первых месяцев 1941 года в полной мере затронула и армейскую разведку. Служивший в то время в центральном аппарате РУ Генштаба РККА генерал-майор Виталий Никольский писал, что одной из важнейших проблем начала войны было непонимание красноармейцами происходящих событий. Большинство наших солдат, в том числе и разведчиков, относились к агрессору, как к одетому в военную форму пролетариату, которого ввели в заблуждение. В памяти людей еще не стерлись контакты с инженерами и специалистами из Германии, которые в годы первых пятилеток работали по контрактам на предприятиях нашей страны. Никто даже представить не мог, что народ, который в СССР считали цивилизованным и культурным, в один миг превратится в безжалостную орду завоевателей, расстреливающих женщин и детей. «Иллюзии о том, что немецкий пролетариат не будет воевать против первого в мире государства рабочих и крестьян, очевидно, имелись не только среди нашего народа, но и в руководящих кругах. На весьма редко попадавших в плен немецких солдат смотрели как на обманутых братьев, - писал Виталий Никольский. - Ненависть к фашизму рождалась в ходе боев, при виде нацистских зверств над пленными советскими солдатами и мирным населением. Она росла, как снежный ком, захватывала всех — от детей до глубоких стариков, звала к мести, к бою, к уничтожению ненавистного, жестокого врага».
«Разведка, рожденная в боях»
В 1941 году Красная Армия особо остро нуждалась в боеспособной разведке, которая в значительной части была разгромлена в «котлах». Приходилось вновь организовывать школы по обучению командиров групп, радистов и рядовых разведчиков. При этом многие преподаватели не имели практического опыта, что сказывалось на качестве подготовки. Наспех подготовленные группы чаще всего пешком отправлялись в тыл врага, имея сомнительные легенды. Бывало и так: сотрудники Разведупра, приезжая в прифронтовые города, в которое вот-вот должны были войти немцы, не могли найти местных чиновников, которые должны были оказывать содействие по организации агентуры.
 

Прикрепленный файл  113015-1.jpg   73,9К   0 Количество загрузок:

На снимке: 17-летний доброволец Саша Капустин - отважный разведчик. За захват «языка» он награжден медалью «За отвагу»/ Фото Александр Моклецов/Фотохроника ТАС
 

 

 

В итоге многочисленные провалы пытались компенсировать массовостью. Так, в течение первого года войны на оккупированные территории было заброшенно в общей сложности около десяти тысяч сотрудников Разведупра. Однако участь многих оказалась печальной. Достаточно типичной являлась судьба группы Марии Козловой, Марии Артемовой и Марии Жуковой. Девушки попались на том, что в кармане пальто одной из них полицейские нашли билетную книжку московского метро. Но были и такие, которые оказались прирожденными разведчиками. Например, Антон Шелаев, юноша 17-ти лет, выглядевший как двенадцатилетний мальчик, обеспечил наши войска в районе Рославля, Ельни и Дубровки настолько ценной информаций, что ему присвоили звание Героя Советского Союза.
В это же время начались формироваться разведывательно-партизанские части, которые, помимо своей основной деятельности, занимались подбором и обучением разведчиков. Одной такой частью командовал Иван Николаевич Банов по кличке «Черный». Накопленный им опыт впоследствии позволил получать информацию высшей степени секретности. «Разведчики «Черного» первыми сообщили в центр о прохождении на Восточный фронт новых танков и самоходных установок – «Тигр», «Пантера» и «Фердинанд», передали их тактико-технические данные», - вспоминал начальник Разведывательного отдела штаба Северного Флота Леонид Константинович Бекренев.
Как учили разведчиков
С 1942 года качество подготовки разведчиков заметно повысилось, причем подход к каждому бойцу был индивидуальным. Приоритет отдавался тем, кто имел в местах будущей дислокации родственников. После тщательной проверки со слушателями разведшколы плотно работали инструкторы шифровальной и парашютно-десантной службы. Как правило, подготовка длилась два-три месяца, а вот радистов для работы на радиостанциях «Белка» и ««Север-бис» учили по пять.
Иногда разведшколы имели вполне легальную вывеску. Например, Московский библиотечный институт на курсах военных библиотекарей готовил «студентов-разведчиков». Но чаще всего обучали в специально отведенных зданиях.
На задания подготовленных бойцов отправляли самолетами «Си-47» и «Ли-2». В случае угрозы провала разведчикам рекомендовалось не попадаться в плен живыми. Позднее, в 1943 году, начали вводить спецсигналы в «радиоиграх», свидетельствующие, что агент находится в руках врага.
В это время условия для сбора разведданных значительно осложнились. На оккупированных территория была введена тотальная регистрация населения и система заложников, при которой расстреливали всех жильцов, если в доме находился посторонний. Кроме того, немцами была налажена работа широкой сети осведомителей. Именно поэтому количество групп, которые так и не вышли на связь, было по-прежнему велико. Но в 1942 году ГРУ в полной мере обеспечило командование разведданными.
«Кремль» против Москвы
В марте 1942 года сотрудники Разведупров штабов Юго-Западного (Сталинградского) и Донского фронтов сообщили Генштабу, что «Центр тяжести весеннего наступления будет перенесен на южный сектор фронта со вспомогательным ударом на севере, при одновременной демонстрации на центральном фронте против Москвы». Эти выводы были сделаны на основании донесений войсковой разведки, а также радиоперехватов, по которым идентифицировали местонахождение немецких штабов соединений группы армий «Б». В дальнейшем сотрудники ГРУ смогли определить состав её «первой линии с точностью до батальона», и даже ориентировочное время наступления.
Гестапо и Абвер также отметили успешную деятельность «русских шпионов». Для того чтобы ввести в заблуждение Ставку ВГК, немцы разработали операцию «Кремль». Вскоре штабы советских армий начали констатировать повышенный интерес со стороны Люфтваффе к оборонной инфраструктуре столицы. На стол Сталина практически ежедневно ложились донесения о многочисленных полетах над московскими позициями самолетов Fw-189, в простонародье названных «рамами». Немецкие «языки» заговорили о том, что в их части поступили новенькие карты с планами Москвы. Затем стали известны и другие сведения о планах Гитлера. В частности, в приказе о наступление на Москву от 29 мая 1942 года, с которым ознакомили офицеров 59-го армейского корпуса, 4-й армии, 2-й и 3-й танковых армий, предписывалось окружить русскую столицу и блокировать всё попытки прорыва кольца. Для выполнения этой задачи разрешалось использование всех имеющихся резервов Вермахта. «Всю переписку, связанную с этой операцией, вести под кодовым наименованием «Кремль», - говорилось в приказе. Речь шла о дезинформации, ее цель заключалась в том, чтобы отвлечь силы РККА с юга. После прорыва Донского фронта Абвер записал успех этой операции, как большую победу над ГРУ.
За Сталинград разведчикам спасибо
Несмотря на то, что операция «Кремль» достигла своих целей, имеющие разведданные о войсках Вермахта на Сталинградском направлении, позволили Красной Армии провести успешное контрнаступление, прежде всего, на участках 3-й румынской и 8-й итальянской армий. Об этих частях, защищающих фланги армии В. фон Паулюса, нашему командованию было известно всё: состав, вооружение, дислокации, боевой дух. Немецкий военный корреспондент Хайнц Шрётер, автор книги «Сталинград - до последнего патрона», особо подчеркнул это обстоятельство. «В то время как 4-й армейский корпус вместе с немецкими дивизиями прочно удерживали свои позиции, сначала северный фронт 6-го армейского корпуса и 20-й пехотной дивизии, а в ходе дальнейшей борьбы и восточный фронт союзников вместе с их пехотными дивизиями (1, 2 и 4-й румынскими пехотными дивизиями) полностью был разрушен, – писал Хайнц Шрётер. - Под вечер через образовавшуюся в обороне брешь шириной более пятидесяти километров прорвались советские танки, за ними вплотную следовали крупные пехотные части». Историк Александр Колпакиди убежден, что во многом это произошло потому, что фронтовая разведшкола майора Шарыгина обеспечила своевременную подготовку разведчиков для Сталинградского фронта, а те, несмотря на потери, собрали о враге самую достоверную информацию.

 

Прикрепленный файл  113015-2.jpg   90,59К   0 Количество загрузок:

На снимке: Великая Отечественная война, 1942 год Сталинград. Во время боев / Фото: ТАСС
 

 

Разведка в «осином гнезде»
В конце лета 1944 года советская армейская разведка предприняла попытку организовать сбор данных на территории Германии. Однако десанты в Восточную Пруссию заканчивались провалами. Население проявляло повышенную бдительность, и в случае обнаружения наших солдат устраивали хазенягд - массовые облавы, в которых принимали участие все местные мужчины. Командование вынужденно было отказаться от засылки разведчиков в глубокий тыл врага и сделало упор на добыче «языков» в прифронтовой зоне. Например, при подготовке к штурму Берлина в результате разведывательных рейдов было пленено порядка 1400 солдат и офицеров Вермахта. Этого оказалось достаточно, чтобы иметь всю необходимую информацию.
После войны советские разведчики отметили удивительную трансформацию большинства немцев. «Они опять стали интеллигентными и культурными, как будто не было фашистских зверств», - вспоминал Линьков Григорий Матвеевич, командир отряда особого назначения ГРУ СССР.

 

 

Снимок в открытие статьи: колхозница и советские разведчики, 1943 / Фото: Марк Редькин / ТАСС

 

автор:Александр Ситников

 






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru Hosted by Хостинг-Центр